Интернет-проект Саратовской ячейки Российской маоистской партии

наш манифест | программа | политика | культура | библиотека | стена дацзыбао | ссылки | mailto

Служить народу, а не своему цеху!

Статья товарища Шапинова хороша как удар по распространённому среди левых некритическому упованию на евроамериканояпонских рабочих. Однако от читателя, пошедшего на поводу у традиционного «Zadornov-style» пренебрежения к загранице, может ускользнуть тот важнейший аспект, что рабочая аристократия не является исключительной особенностью богатейших стран. Она зарождается везде, где набухают сверхприбылями монополистические корпорации, т.е. и в такой империалистической стране как наша Россия.

После шока 1990-х годов, разделившего пропастью богатых нуворишей и нищих санкюлотов, зажравшиеся русские бюрократические и частные капиталисты имели особенно широкий простор для набрасывания «мостков» через эту пропасть, для подкупа части рабочих и служащих, из которой создастся элитная прослойка, временами неприятная и капризная, но накрепко привязанная к их интересам сохранения рыночного строя и господства на нём монополий. При путинизме эта тенденция, с опорой на традиции хрущёвско-брежневского ревизионизма и горбачёвской социал-демократии, осуществляется. И в этом состоит угроза ловушки для пролетариата.

Сами по себе высококвалифицированные рабочие специалисты могут быть прекрасными людьми. Их борьба за повышение немаленьких зарплат, улучшение условий труда, даже явное участие в прибылях компаний — всё это совершенно логично и оправдано. Проблема возникает в области идеологии. Когда отбрасывается ленинизм и коммунисты начинают заискивать перед рабочей аристократией, рабочее движение подчиняется её узкогрупповым интересам и вместо революционного освобождения борется за ещё большее возвышение элиты. Поскольку эти «лучшие» и «высшие», как иронично писал Энгельс [1], рабочие бесспорно интеллектуально развитее, организованнее и обеспеченнее, они автоматически возглавляют движение и преобразуют его под себя, даже не имея никаких привилегий, а будучи лишь уравнены с рядовой рабочей массой.

Экономический интерес рабочего аристократа, по существу, является реформистским. Он может устроиться при капитализме и вовсе не нуждается в уничтожении всех и всяческих элит, которое несёт пролетарский коммунизм. Не бранью, а научным фактом является «мещанский, цеховой дух в этой рабочей аристократии, которая отрывалась от своего класса, тянулась за либералами, с насмешкой относилась к социализму как к «утопии»» [2]. Неприятный парадокс состоит в том, что, «изменяя своему классу» [3], рабочая аристократия вполне может его возглавить. Товарищ Ленин видел в этом материальное основание объективного — а вовсе не привнесённого его критикой! — раскола в рабочем классе. «Этот слой обуржуазившихся рабочих или «рабочей аристократии», вполне мещанских по образу жизни, по размерам заработков, по всему своему миросозерцанию, есть главная опора II Интернационала, а в наши дни главная социальная… опора буржуазии. Ибо это настоящие агенты буржуазии в рабочем движении,… настоящие проводники реформизма и шовинизма» — писал он и категорически утверждал: «Не поняв экономических корней этого явления, не оценив его политического и общественного значения, нельзя сделать ни шага в области решения практических задач коммунистического движения и грядущей социальной революции» [4].

То же самое в не меньшей степени относится к так называемому «информационному пролетариату», высококвалифицированным специалистам-«хайтековцам», в первую очередь, IT-отраслях, в индустрии телекоммуникаций и т.п. (их бурный рост в России выразился в недавнем выдвижении в лидеры рынка гигантов АФК «Система» и «Связьинвест»). С апологетикой этой прослойки выступал и неортодоксальный зюгановец И. Пономарёв («Пролетарии информационной эры») и тот же В. Шапинов («Проблема с рабочим классом»), и замечательная троцкистка А. Хрустальная («Рабочий класс = пролетариат = трудящийся класс»), и посттроцкист Д. Кремнев. Эта прослойка — фактически, буржуазная интеллигенция — также претендует на подмену целей рабочего движения и от этой подмены так же ничего хорошего для пролетариата не выйдет.

Так где же выход? Если эти замечательные, умные, развитые люди, возглавляя движение, вопреки всем своим добрым намерениям превращаются в ядовитых драконов-аристократов? И вот уже рабочие-фордовцы хотят создать сепаратный профсоюз для «процветающих иностранных предприятий с западным капиталом», оставляющий за бортом пролетариат области. Вот левкомовская газета «Левый поворот» беззастенчиво формулирует задачу борьбы рабочих автопрома — выбиться в элиту («как на Западе») и добиться «более справедливого раздела» сверхприбыли корпораций.

Выход коммунистам известен давно, он классичен. Любой коммунист — не просто пролетарий, а интеллигент, хоть он из служащих, хоть из рабочих. У простых пролетариев нет ни знаний, ни времени для выработки революционной теории. Но именно их жизненный, базовый интерес в уничтожении эксплуататорского общества — а не свой узкогрупповой, интеллигентский — ориентир для коммунистов. Мы — высококвалифицированные — боремся за освобождение и власть тех, кто при капитализме не выгреб и не устроился, как мы, за власть обездоленных, диктатуру пролетариата. Ключевым моментом для рабочих аристократов и хайтековских специалистов, как и для любых выходцев из квазибуржуазных слоёв, является не цепляться за свой экономический интерес как якобы революционный, а, напротив, решительно перейти на службу массе простых пролетариев. Служить народу — призвание пролетарского специалиста!

1. Цит. по В.И. Ленин. ПСС, т. 15, с. 264.

2. В.И. Ленин. ПСС, т. 22, с. 122.

3. В.И. Ленин. ПСС, т. 22, с. 232.

4. В.И. Ленин. ПСС, т. 27, с. 308.

Олег ТОРБАСОВ,

Российская маоистская партия

На главную

Mailto

Copyleft. RusMaoParty in Saratoff, 2007. This includes all images and design. Best viewed in 600 x 800 resolution using

Microsoft Internet Explorer or Mozilla Firefox

Hosted by uCoz
Hosted by uCoz